Инвазия Oestrus ovis у собаки в Великобритании

J. McGarry, F. Penrose and C. Collins*


Journal of Small Animal Practice (2011)
DOI: 10.1111/j.174885827.2011.01158.x
Принято: 23 октября 2011

Ветеринарная школа, Ливерпульский Университет, Ливерпуль L69 7ZJ

* Ветеринарная практика Stow, Maugersbury Road, StowwonntheeWold, Глостершир GL54 1HH

Инвазия Oestrus ovis у собаки в Великобритании

В марте 2011 г. из носовой полости собаки, содержащейся на овцеводческой ферме Котсволдс, Великобритания, во время очень бурного и травматичного эпизода чихания выпала зрелая живая личинка овечьего овода, паразитирующего в носовой полости (Oestrus ovis), третьей стадии. Предыдущей осенью собака была заражена личинками первой стадии, отложенными взрослой самкой овода; развитие личинок продолжалось на протяжении зимы и весны при незначительных клинических признаках, возможно, стертых иззза иммунотерапии другого заболевания. Паразит был идентифицирован по пупарию, стадии «кокона», в который превратилась личинка в течение нескольких дней после выпадения из носовой полости, в Ливерпульской ветеринарной школе. Насколько известно авторам, это первое описание заражения собаки в Великобритании носовым оводом.

ВВЕДЕНИЕ

Ранее ареал обитания паразитического насекомого Oestrus ovis был ограничен более теплыми палеарктическими регионами, однако на протяжении столетий оно распространилось во все регионы мира, где разводят овец. Необычной особенностью личинок является их развитие в придаточных пазухах и носовых ходах овец и коз, поэтому их обозначают общим термином «носовые оводы». В Великобритании этот паразит эндемичен на территории южной Англии и Уэльса, южнее 52° долготы, от полуострова Ллейн до Уоша на востоке. По-видимому, эти пределы определяют самую северную границу распространения, хотя после перемещений животных или особенно жарких лет встречаются единичные случаи севернее [2, 4]. Имеются сведения о том, что O. ovis привлекают не только овцы и козы, но и другие домашние животные. Webb and Grillo [13] описали случай вымывания многочисленных личинок первой стадии из носовых ходов кошки в Новом Южном Уэльсе, Австралия, кроме того, описано несколько случаев у собак [6–8]. У собак возможно развитие личинок до зрелой третьей стадии, вопреки распространенному мнению, что личинки неспособны пре- терпевать последовательные линьки и расти в организме необычного хозяина [14]. Возможно, данная работа – первое описание инвазии O. ovis у собаки в Великобритании. Паразит был идентифицирован при исследовании пупария, в который превратилась зрелая живая личинка после выхода из носовой полости собаки.

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Этот случай произошел с 11-летним глен-оф-има-ал-терьером, содержащимся на овцеводческой ферме в Котстволдсе. 9 марта 2011 г. собака начала сильно чихать; это продолжалось около пяти минут, и собака постоянно ударялась носом об пол, рискуя получить травму. Такое поведение заставило владельца взять собаку, прочно удерживая ее голову; при этом из носа, извиваясь, выпала личинка, упавшая на пол кухни. Чихание немедленно прекратилось. Клиническое обследование собаки неделю спустя показало усиленный дыхательный шум в верхних дыхательных путях, однако в остальном состояние было без особенностей. Биохимический анализ показал повышение активности щелочной фосфатазы в плазме [1897 Ед/л (23–212)] и гамма-глутамилтрансферазы [9 Ед/л (0–7)]. Результаты клинического анализа крови и анализа мочи были в норме. При эндоскопии носовой полости не было обнаружено других паразитов; присутствовал легкий ринит, рентгеновский снимок носовой полости не показал отклонений. Выпавшая из носа личинка была отправлена в ветеринарную школу Ливерпульского университета, где ее идентифицировали как пупарий O. ovis (рис. 1), длиной примерно 20 мм и шириной 10 мм. Пупарий – стадия, на которой кутикула гибкой личинки третьей стадии затвердевает и темнеет, что является начальным этапом развития взрос- лого насекомого. На протяжении всей жизни собака страдала от периодического дерматита, а на протяжении последних четырех лет – от ринита различной выраженности; по-видимому, оба явления имели аллергическую природу, в связи с этим собака получала 0,25 мг/кг преднизолона раз в сутки и инъекционные иммунологические препараты. Собака никогда не вывозилась в другие регионы и прожила всю жизнь на овечьей ферме в Котсволдсе.

Полный текст переводных статей можно получить по личному запросу в редакции журнала.